Руська Православна Церква

Офіційний сайт Московського Патріархату

Патріархія

От Холмогор до Колы тридцать три Николы. 25 лет миссионерскому служению на Русском Севере

От Холмогор до Колы тридцать три Николы. 25 лет миссионерскому служению на Русском Севере
Версія для друку
10 травня 2023 р. 16:28

Одним из приоритетных направлений миссионерских поездок студентов и преподавателей Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, которые начались в 1990-х годах, стала Нарьян-Марская епархия Архангельской митрополии. Клирики университетского храма святителя Николая в Кузнецах ежегодно отправляются в экспедицию в эти места. О свидетельствах настоящей веры, о том, в чем специфика проповеди на Русском Севере и какие подходы используют современные миссионеры, «Журналу Московской Патриархии» рассказали протоиерей Андрей Близнюк и иерей Филипп Ильяшенко (№ 5, 2023PDF-версия).

Наследники поморов

— В этом году исполняется четверть века с первой поездки миссионеров ПСТГУ в Архангельскую митрополию, на землю поморов. Для современной миссии это целая эпоха. Можно ли, оглядываясь назад, оценить, как развивалась она на разных этапах, как менялись ее задачи, формы, приоритеты и направления?

Протоиерей Андрей Близнюк. Прежде всего отмечу, что главная и неизменная задача миссии — привести человека ко Христу. Иногда люди задают мне вопрос: вы же не в Буркина-­Фасо или на остров Ява едете, а к тем, для кого Православие уже 1000 лет является традиционной религией. Какие вы миссионеры? В чем-то это правда: в последнее время крещений мы совершаем меньше по сравнению с прошлыми годами. Но это и понятно, мы начинали, когда вера на Русском Севере была утрачена несколькими поколениями, и люди крестились целыми селами. Помню, в начале 2000-х годов в Лешуконском районе, в селе Засулье, принять таинство изъявили желание сразу 130 человек.

Иерей Филипп Ильяшенко. На первом этапе перед нами стояла задача рассказать людям о Православии, об основах христианской жизни, объяснить значение исповеди, важности регулярной молитвы, после чего крестить желающих с последующим объединением их в общину, в которой началась бы молитвенная жизнь в отсутствие священника. Второй этап условно можно назвать катехизаторско-просветительским.

Протоиерей Андрей Близнюк. Крепкая община на Русском Севере образуется там, где есть храм или хотя бы часовня, где можно собраться на молитву. Поэтому на первом этапе мы говорили людям о том, что хорошо бы им подумать, как восстановить храм, — иначе за них этого никто не сделает. Они откликнулись, стали собирать средства — кто с пенсии откладывал, кто с зарплаты. Позже к сбору подключились их земляки, переехавшие в города и тоже пожелавшие внести свою лепту в общее дело. Так, храмы в тех же Мезенском и Лешуконском районах возродились по личной инициативе местных жителей. Например, в селе Ценогора восстановили храм в честь святых Флора и Лавра, в Койнасе построили новый Никольский храм. В Вожгоре смогли частично отремонтировать старую церковь, а в Усть-­Низемье построили заново часовню. А мезенские деревни Погорелец и Кимжа уникальны тем, что общины там появились еще до приезда миссионеров. В частности, «погорельцы» сами, с благословения епископа Архангельского и Холмогорского Тихона (Степанова), в 1998 году начали восстанавливать свой храм Рождества Иоанна Предтечи и Крестителя Господня, освященный еще в 1899 году. В советское время он служил сначала школой, потом складом зерна, и поэтому стены его уцелели.

Иерей Филипп Ильяшенко. Я заметил, что на Русском Севере у верующих людей существует такая установка: в каждом населенном пункте должен быть храм, часовня или, по крайней мере, поклонный крест. Если крест установлен, жители стараются поставить часовню, а со временем и до храма дело доходит. За четверть века во многих местах сложились свои общины, костяк которых — это женщины пенсионного возраста. В отсутствие священника они собираются по выходным и праздникам на молитву, следят за храмом. А в районных центрах — в Мезени и Лешуконском — инициаторами возрождения храмов стали уже епархиальные священники, в частности в Усть-Вашском благочинии протоиерей Владимир Стрельников, а в Мезенском — иерей Николай Табашников. Но, к сожалению, поскольку пока во всей Нарьян-Марской епархии всего пять священников, ресурсов на весь регион не хватает. Поскольку правящий архиерей благословил служить хотя бы раз в год в каждом храме епархии, многие населенные пункты которой труднодоступны из-за отсутствия нормальных дорог и мостов, график служения у священников на Севере весьма напряженный. Поэтому духовенство ПСТГУ и приходит на помощь своим собратьям. Один-два раза в год мы едем туда, куда в силу тех или иных обстоятельств местным пастырям добраться нелегко.

— Можно ли привести пример, как в такой деревне живут люди, как устроена их молитвенная жизнь?

Протоиерей Андрей Близнюк. Деревня Усть-Низемье Лешуконского района Архангельской области. Находится на берегу реки Мезень, в 150 км от райцентра, в котором есть постоянно действующий храм и часовня. От деревни до райцентра ездит только коммерческий транспорт. Из всех благ цивилизации в деревне электричество и спутниковый интернет. Основной вид транспорта местных — лодка. Ближайший медпункт — через реку Мезень, добраться до него можно только по воде. Если что-то серьезное, нужно ехать в областную больницу, это 650 км. Скорая помощь — санавиация. Огороды у всех, овощи свои, из леса грибы-ягоды, с речки — рыба. В деревне была часовня, но в 1970-е годы ее разобрали для хозяйственных нужд. В 2010 году на этом месте сельчане поставили поклонный крест. На деревенском сходе решили построить небольшую часовню во имя великомученика Георгия Победоносца, которую освятили в 2018 году. Как они говорят: «Так мы хотели искупить грех своих родителей». Средства собирали всем миром полтора года — помогали земляки, друзья, просто неравнодушные люди. Из двадцати человек, живущих постоянно в деревне (это все люди пенсионного возраста), в воскресные и праздничные дни на общую молитву приходят четверо. Читают акафисты: Иисусу Сладчайшему, Слава Богу за все, ко Пресвятой Богородице, праздничные. И конечно, они всегда рады нашему приезду.

Иерей Филипп Ильяшенко. А если говорить о личных качествах местных жителей, то многих из них характеризует цельность, доверчивость, открытость, скромность и целеустремленность. Когда они решаются на какое-то дело, то уже не оставляют его, пока не добьются результата. Но если человек при этом еще и верующий, то тут вообще перед ним нет никаких препятствий. И его вера приводит к Богу других односельчан. Так, в прошлом году наша миссионерская группа приехала в село Тельвиска Заполярного района. В это время у местных жителей была траурная дата — 40 дней со дня смерти их земляка Василия Федоровича Семяшкина, которого здесь все очень уважали. После богослужения в Никольской часовне наши студенты исполнили несколько песнопений для местной паствы, а также спели и народные песни, в частности «Ах ты, степь широкая». Во время ее исполнения многие заплакали. Как выяснилось, это была любимая песня Василия. Нам рассказали, что он приложил немало сил, чтобы обустроить эту часовню. Но главное, благодаря его активности в Тельвиске возникла и укрепилась община. Василий был инвалидом 1-й группы, одна рука у него навсегда осталась скрюченной после травмы позвоночника. Но он как-то умудрялся ездить на квадроцикле и возить строительные материалы. Он же заменил в часовне полы, окна, кровлю, сделал алтарную преграду, провел отопление, облагородил территорию вокруг. Это был его второй храм — первую часовню в честь святителя Николая он построил в начале 1990-х годов практически на свои средства, вместе с братьями, на берегу реки Урдюга, где жил раньше. Как мы поняли, Василий был очень смиренным и трудолюбивым человеком. Он никого не принуждал помочь ему, просто скромно просил, если не мог что-то сделать или купить сам. И видя его искреннюю веру, терпение, настойчивое желание, несмотря на недуг, продолжать свою работу, люди чувствовали, что в этом есть Божие благословение, и откликались на его просьбы. А потом уже сами спрашивали, нужно ли чем-то помочь. По заведенной им традиции, они стали приходить сначала в субботу, чтобы помянуть своих усопших, а потом и в выходные на совместную молитву, так и сложилась община. Благодаря ему есть график, кто и когда чистит вокруг часовни снег.

На краю земли

— Отец Филипп, в конце января вы побывали со студентами в миссионерской поездке в старинных поморских селениях Койда и Майда. Как вас приняли местные жители?

Иерей Филипп Ильяшенко. Уточню, оба населенных пункта находятся в 20 км от полярного круга (450 км от Архангельска), по сути это настоящий край земли. Основным местом пребывания группы стало село Койда, там зимой живет около 260 жителей, есть школа-­интернат, администрация, магазины. Последний раз священник приезжал сюда два года назад. Местные жители заботятся о часовне святителя Николая Чудотворца и собираются в ней на богослужения, совершаемые мирянским чином. В прошлом году при поддержке койденского рыболовецкого колхоза «Освобождение» начали восстанавливать Никольский храм. Деревня Майда находится в 30 км от нее, там зимует меньше 100 жителей. Туда я с еще одним миссионером ездил одним днем, причастили бабушку и крестили троих человек. В Майде тоже есть часовня. Условия жизни и в Койде, и в Майде такие же скромные, как и в Усть-Низемье. Добирались мы от Архангельска на перекладных, частично по зимнику, последний участок — 100 км — по тундре и лесотундре в корыте-санях, «запряженных» снегоходом. Это самый надежный и недорогой способ передвижения, потому что в остальное время года — только самолет. Интересно, что, когда мы связывались с администрацией Койды, к нам отнеслись очень настороженно, что характерно для удаленных мест. Выясняли, не сектанты ли мы — люди с ними не хотят больше общаться. Поэтому каждое свое объявление мы начинали со слов, что мы представляем Русскую Православную Церковь, Московский Патриархат, приехали по благословению Святейшего Патриарха Кирилла и епископа Нарьян-Марского и Мезенского Иакова. И хотя мы заранее прислали в администрацию Койды объявление о своем приезде, большинство жителей все равно ничего об этом не знало. Поэтому пришлось самим расклеивать листовки на магазинах, рассказывать о себе всем, кто попадался на улице, оповещать по местному радио и в соцсетях. Нужно быть готовым к тому, что местные жители не кинутся к вам сразу с распростертыми объятиями, а пару дней будут присматриваться. Самый верный способ расположить их к себе — пригласить детей в воскресную школу. На занятиях мы не только о Законе Божием рассказываем, но и играем в развивающие игры, проводим мастер-классы, общаемся, готовим концертные номера.

Особая миссионерская задача — показать местным жителям красоту Православия. Для этого мы везем с собой походные вышитые иконы, чтоб их развесить в храме, облачение, подбираем чтецов и хор. В какой-то момент включается сарафанное радио: «Вот приехали настоящие миссионеры, не сектанты, проводят огласительные беседы, Литургию каждый день служат, с детьми занимаются, о Боге рассказывают, на концерт приглашают, и все безвозмездно». В Койде Литургию совершали впервые за сто лет. Год от года все больше и больше людей собирается на службы, на последние приходило около тридцати человек. Это много, учитывая, что приход составляют несколько пожилых женщин. Первый признак, что вас приняли, — местные жители начинают угощать миссионеров соленьями, выпечкой, рыбой. Расстаемся уже как родные.

Откуда взялся Бог?

— Как изменилась ваша миссия с тех пор, когда большинство населения Русского Севера приняло таинство Крещения?

Протоиерей Андрей Близнюк. Начался второй этап миссионерской работы, который условно можно назвать катехизаторско-­просветительским. Условно, потому что оглашение и крещение, особенно в труднодоступных поселках, продолжаются. Например, два года назад в селе Койнас я крестил сразу 52 человека, не говоря о том, что в каждой поездке находятся желающие принять таинство. Задача второго этапа — укрепить людей в вере, пробудить внутренний духовный поиск, желание совершенствоваться. Возможно, человек задумается о том, чтобы, отложив в сторону суету мирской жизни, выбрать для себя какое-­то дело, которым ему по силам послужить Богу и Церкви. Но, подчеркиваю, все это как дополнение к ежедневной молитвенной жизни. И тут у нас сложились разные формы работы, в основе которых — встречи и беседы с местными жителями разного возраста. Темы бесед обычно касаются семейных ценностей, духовной жизни, актуальных мировоззренческих вопросов. Например, последний раз обсуждали тему «Что такое человек?». В этом мне помогают студенты, которые готовятся к таким встречам заранее. Беседа обычно начинается с презентации, в данном случае в ней шла речь о том, что о человеке думали философы и ученые разных веков и какой взгляд на человека дает Библия. Презентация перемежается показом отдельных слайдов и видеороликов. В итоге выходим на то, как преобразует человека православная вера, почему и как люди приходят к святости. Рассказывая о том или ином святом, предлагаем послушать, как звучит тропарь ему. Поморы издавна были очень певучим, музыкальным народом, они тонко чувствуют красоту и гармонию жизни, которую, в частности, передает музыка. И как признаются студенты-исполнители, через пение им иногда удается поделиться своим опытом молитвы и духовной радости — так получается сказать гораздо больше о вере, Боге, чем на словах.

Я стараюсь планировать такие поездки зимой, так проще собрать школьников. С ними мы разговариваем о том, что такое истинные счастье и радость, как их обрести, можно ли победить тоску и уныние, в чем смысл жизни. Ребята задают серьезные, глубокие вопросы, которые я часто включаю в экзаменационные билеты для студентов богословского факультета: «Как укрепить веру?», «Как найти смысл жизни?», «Что такое жизнь с духовной точки зрения?», «Откуда взялся Бог?».

В поездках студенты обязательно устраивают небольшие музыкальные концерты. Так нам удается собрать и тех северян, которые не считают себя верующими. Это оказалось удачным миссионерским ходом, ведь концерт для жителей отдаленного села привычнее и интереснее. Они с удовольствием слушают песни: и военного времени, и русские народные, и традиционные поморские. Но, помимо этого, студенты исполняют и духовные песнопения. С одной стороны, присутствующие могут услышать, как звучат молитвы, потому что те, кто в храм не ходит, никогда в жизни эту красоту церковной музыки не слышали, а тут что-то в душе у них может откликнуться. А с другой — мы всегда рассказываем, какое произведение исполнено, в какой момент и во время какой службы его можно услышать. И после концерта остаются те, кто заинтересовался жизнью в Церкви. Вот с ними и говорим о таинствах Крещения, Исповеди. А еще мы всегда везем с собой проектор и экран, «крутим кино». Я показываю свои фильмы о наших миссионерских поездках на Русский Север, снятые в прошлые годы. А отец Филипп — «Ласточки Христовы», фильм, посвященный митрополиту Черногорскому и Приморскому Амфилохию (Радовичу). Потом бывает обсуждение. Концерт и показ фильмов — это, конечно, предварительное действие, чтобы заинтересовать аудиторию, после чего можно начинать огласительную и катехизаторскую работу.

Помогает в организации этих встреч местная интеллигенция — учителя и работники библиотек, которые обычно предоставляют помещение. Там мы проводим книжную выставку, рассказываем об интересных новинках духовной литературы, дарим библиотеке книги, чтобы люди могли почитать их, когда захотят.

Поморские кресты

— Есть ли какие-то особенные христианские традиции, присущие именно поморам?

Протоиерей Андрей Близнюк. Поскольку в большинстве своем поморы были мореходами, которые на своих суденышках-кочах и карбасах покоряли просторы Ледовитого океана, они ревностно почитали святителя Николая Чудотворца. У них даже была поговорка: «От Холмогор до Колы тридцать три Николы». То есть практически все монастыри, храмы и часовни вдоль берегов водного пути из Холмогор до города Кола, исторического центра Кольского полуострова (а это 1500 км), посвящались святителю. И в наши дни во многих домах на Севере обязательно есть его иконы, ему молятся перед дальней дорогой, прося заступничества в пути.

В некоторых деревнях в советское время традицией было собираться с друзьями и родственниками в престольные праздники, которые до революции отмечались в этом месте. Так, праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы (Введеньев день) был «съезжим праздником» в Погорельце вплоть до 2000-х годов.

Еще один феномен Поморья — высокие обетные (или оветные) и поклонные поморские кресты. Многие из них возвели монахи Соловецкого монастыря перед выходом в море или после окончания промысла. Часть их служила навигационными знаками и вносилась в лоции. Поморы ставили кресты и на островах, где они вели морской промысел, обозначая свое право на эту территорию. На кресте всегда вырезали молитвы, чаще всего «Да воскреснет Бог». Очень интересно о поморских крестах пишет в своей работе «Деревянные кресты Русского Севера» исследователь-этнограф А.Б. Пермиловская. У поклонного креста молились и благословлялись перед выходом в море, обетные кресты ставились в знак благодарности Богу в непосредственной близости от места своего спасения, иногда возле своего дома.

Кресты ставят и в наши дни. 19 лет назад я освятил такой в селе Березник. Часть старых крестов находится в музеях на архангельской земле, а где-то они все еще стоят под открытым небом. В советское время сельчане не давали властям их уничтожать, хотя нередко святыни подвергались осквернению безбожников.

В Кимже сохранилось несколько таких крестов, самому почитаемому из них больше ста лет. Его поставил в 1887 году в полутора километрах от села купец Саввин в благодарность о своем чудесном спасении во время кораблекрушения на реке Мезень. Мастер вырезал на перекладине надпись: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое воскресение Твое славим». Крест был и остается местом молитвы, к нему приезжают со всей округи. Как рассказывает директор туристского музейно-культурного центра «Кимжа» и староста кимженского Одигитриевского храма Евдокия Репицкая, в советское время парни перед уходом в армию приходили к нему, чтобы попросить у Бога благословение. До сегодняшних дней сохранилась традиция посещать крест на Пасху, причем собираются для этого обычно семьями. Но чаще приходят поодиночке те, кто хочет помолиться в уединении. Приходят, когда тяжело на душе, молятся о решении семейных нужд, о выздоровлении. О благодатной помощи никто не трезвонит, но в благодарность по давней традиции приносят куски ткани и кладут рядом на столик.

Если мы встречаем в своих поездках дореволюционные поморские кресты, мы всегда делаем их фотофиксацию и описание. Эти данные и фотографии использовались при публикации ставрографического сборника, опубликованного российским Арктическим и антарктическим научно-исследовательским институтом. По данным его экспертов, в настоящее время еще остается около семидесяти таких крестов. То есть задача нашей северной миссии расширяется: мы пытаемся зафиксировать и сохранить следы поморской культуры.

Дорога по зимнику

— Вы могли бы назвать главные проблемы, с которыми вы сталкиваетесь в своем миссио­нерском служении?

Протоиерей Андрей Близнюк. Одна из них — отсутствие общественного транспорта между селами и райцентром. Коммерческим автобусом ехать на службу до ближайшего храма в райцентре накладно. К счастью, зимой можно добраться практически в любое место, в том числе спокойно переехать через реку по зимнику. Зиму люблю еще и потому, что люди в это время более сосредоточены, особенно если идет пост, а летом у всех отпускное настроение.

Еще одна проблема в здешних местах — недостаток духовенства. И если на Камчатку и Чукотку миссионеров посылает Белгородская епархия, то Русский Север в этом плане остался не охвачен. В этом его специфика. Пользуясь случаем, заявляю: «Дорогие собратья! Русский Север — уникальное место России и русской поморской культуры. Он очень нуждается в духовном окормлении. Для монаха там просто духовный рай». В той же Кимже, официально признанной одной из самых красивых деревень России, есть даже дом для священника, в котором в советское время люди собирались на тайные службы. До Кимжи — 1,5 тыс. км, можно доехать на своей машине, никаких паромов.

Я стараюсь рассказывать о наших поездках в православной прессе и верю, что когда-то ситуация изменится.

У меня есть идея издать альбом с фотографиями селений, куда ссылались новомученики, таких мест немало на Русском Севере. И отметить эти места поклонными крестами. Например, в деревне Валдокурье в Пинежском районе Архангельской области отбывал ссылку последний духовник Оптиной пустыни преподобный Никон (Беляев).

Были в этих местах и среди мирян те, кто пострадал за веру, но о них мало кто знает. Например, родная тетя Евдокии Репицкой Анна Александровна Крупцова, прихожанка Одигитриевского храма в Кимже, пользовалась большим уважением у прихожан. Анна вела праведную жизнь в постах и молитвах, пела в церковном хоре и старалась не пропускать ни одной службы. Когда в 1935 году арестовали священника, она предложила односельчанам собираться у нее дома на совместную молитву. Ее обвинили в контрреволюционной деятельности и расстреляли в 1938 году.

— Что вам дают эти поездки?

Иерей Филипп Ильяшенко. Наш ректор и духовник протоиерей Владимир Воробьев говорит, что пока другому свою веру не объяснишь, сам ее не поймешь. Участие в делах миссии помогает мне более глубоко разбираться в Православии. Кроме того, эти поездки закаляют духовно, учат не унывать, если что-то не получается, отбрасывать иллюзии, смиренно принимать неудачи, преодолевать усталость и добиваться поставленной цели в сложных условиях. Мы ведь только помощники Божии, а Господь Сам решает, куда нужно направить наши усилия.

Протоиерей Андрей Близнюк. Меня эти поездки укрепляют в вере, придают сил в молитве. Лучше понимаешь и ценишь подлинные сокровища, которые дает тебе жизнь. Живя в городах и пользуясь тем, что построено кем-то другим, многие люди даже не подозревают, каких трудов стоит возвести в своем селе храм и как он необходим верующим. Многие наши студенты, побывавшие в этих поездках, уже стали священниками. Опыт миссионерской работы укрепляет их в служении, помогает на практике применять богословские знания, побуждает делиться богатством христианской веры и способствует дальнейшим духовным поискам.

Беседовал Алексей Реутский

«Церковный вестник»/Патриархия.ru

Версія: російська

Матеріали за темою

Святіший Патріарх Кирил зустрівся з переможцями та призерами І і ІІ Загальноросійських олімпіад з богослов'я

Відбувся перший студентський форум духовних шкіл Москви та Московської області

«Музика на дотик» [Iнтерв'ю]

Ієрарх Грузинської Православної Церкви представив у Москві фільм про румунського священика

Допомогти молодій людині знайти свій шлях [Стаття]

Игумения Ксения (Чернега): «Стараюсь добросовестно исполнять свои послушания» [Iнтерв'ю]

Допоможи людина людині [Стаття]

Протоієрей Вадим Суворов: «Завдання духовної школи — виховати майбутніх пастирів, здатних піти у світ і привести його до Бога» [Iнтерв'ю]

Видано молитвослов мовами корінних нечисленних народів Півночі

Архиепископ Корейский Феофан: У меня всегда присутствовало чувство, что эта местность предназначена для монашеской жизни [Iнтерв'ю]

Місіонерський автопоїзд «За духовне відродження Росії» вирушив із Новосибірська до віддалених районів області

Хресна хода, присвячена 600-річчю явлення Чесного і Животворного Хреста Господнього поблизу граду Ростова Великого, пройде через 27 міст Росії та Білорусі

Усі матеріали з ключовими словами